ЧЕЛЯБИНСКАЯ ОБЛАСТНАЯ ИНТЕРНЕТ- ГАЗЕТА
ПРОЕКТ КОМПАНИИ "МЕДИАПОЛИС"
GazetaChel.ru - ЧЕЛЯБИНСКАЯ ОБЛАСТНАЯ ИНТЕРНЕТ-ГАЗЕТА
Сегодня 21 августа 2017
Главная | Мнение | Политика | Общество | Культура | Экономика и рынки | On-line библиотека | On-line конференции | Фотоконкурс
                   Новости | Версии | Новости бизнеса | Слухи | Сервис | Здоровье | Знакомства | Частная жизнь

GazetaChel.ru  Частная Жизнь
  
 Культура
15:11 / 31 августа 2007

Законы «Притяжения»

Самарский художник Сергей Баландин в рамках челябинского театрального фестиваля «Goffman» дал себя связать по рукам и ногам, представляя инсталляцию с живым человеком.

Сергей Баландин

Вряд ли можно назвать приезд Сергея Баландина в Челябинск запланированным событием. Самарский художник, известный своими инсталляциями и перфомансами, принял участие в программе независимого театрального фестиваля «Goffman» отчасти неожиданным образом. Площадку для осуществления своего нового проекта - гостевую комнату в студии-театре «Манекен» - Баландин увидел только в прошлую субботу, то есть непосредственно накануне открытия «Гоффмана». Практически в тот же день он определился и с окончательным названием работы - «Притяжение». Между тем проект, привезенный художником в Челябинск, на первый взгляд, не кажется спонтанным или сделанным наспех. Впрочем, доля небрежности в нем все-таки есть.

«Притяжение» Сергея Баландина - это, по своей сути, инсталляция, ключевым объектом которой является человек - сам художник, сидящий в кресле, связанный по рукам и ногам, с кляпом во рту, с высыпанной на голову землей. Сергей Баландин по минимуму внес дополнения в первоначальный вид комнаты, соседствующей с залом «Манекена». Оставив почти все вещи на своих местах и просто разбросав по помещению грязные, неочищенные корнеплоды, он вписался в интерьер подобно любому другому предмету. Подобно любым другим вещам, стоявшим здесь долгое время.

В «Притяжении» присутствует ощущение обращения к чему-то низменному, требующему сокрытия от окружающих, но при этом невозможно вырывающемуся наружу. Сидящий в глубине комнаты и крепко связанный человек, которого изображает Сергей Баландин, человек, являющийся самим Сергеем Баландиным, неминуемо должен вызывать ощущение опустошения и надломленности одновременно. Но вместо этого на протяжении 40 минут, которые длится инсталляция, созерцание художника в окружении овощей рождает чувство перманентного страха, даже какой-то робости и желание отвернуться, не встретиться взглядом с присутствующими. Последние же в свою очередь на проект «Притяжение» отвечают по-разному: безразличием, удивлением, смехом, молчанием и даже попыткой превратить статичную картинку в хэппининг с закидыванием художника картошкой. Впрочем, сам Сергей признается, что не уверен, нужно ли вообще ждать нужной ему реакции от публики.

О проекте «Притяжение», русском искусстве и идеальном зрителе GazetaChel.ru побеседовала с Сергеем Баландиным сразу после окончания второго фестивального дня «Goffman».

 

ЗАКОН ПЕРВЫЙ. МИР ВЕЩЕЙ

- Объясните, что сегодня же такое здесь происходило?

- Сегодня можно было наблюдать инсталляцию с живыми людьми. Обычно участие человека в произведении искусства относят к разряду перфоманса, хэппининга или акции. Я же называю это инсталляцией, потому как рассматриваю и в этом, и в другом случае человека как предмет, как вещь среди вещей, объект среди объектов. Как объект искусства вообще. Через это я поднимаю такую подспудную проблему, как ценность человеческой жизни, человеческого тела.

 

- Вы себя чувствуете вещью?

- Опыт показал, что зрители меня в данном случае воспринимают, как вещь. Не то, чтоб я себя так ощущаю. Но, знаете, мои чувства здесь не так важны. Конечно, вовремя своего сидения я испытываю определенные переживания. Но я не питаю иллюзий по поводу того, что зритель чувствует то же самое, что и я. У него все-таки ощущения человека, который смотрит на связанного художника. И чтобы ни у кого не создалось впечатления фальшивки, меня действительно как можно крепче связали. Я стремлюсь всегда к натурализму, чтоб все было по-настоящему.

 

- А какой-то конкретной реакции от зрителя вы ждете?

- Я понимаю, что аудитория в большей степени не подготовлена. У нас в стране нет культуры зрителя как таковой, и я не уверен, что мне нужно задумываться над своими пожеланиями. Они, конечно, есть. Мне бы хотелось, чтобы зрителя проект впечатлил, создал бы в его воображении настроение некой трагичности, атмосферу надрыва, может быть. Но для создания такого эффекта у меня не так много возможностей по сравнению с другими, технически более оснащенными современными художниками.

 

- В современном искусстве вообще возможен подготовленный зритель?

- Вы знаете, идеального зрителя никогда не бывает.

 

- Как и идеального читателя.

- Да. Даже если речь идет о классическом искусстве. Поэтому многие современные художники делают вещи, рассчитанные именно на неподготовленного зрителя, рассчитанные на эпатаж. И, конечно, хорошо, если среди таких неидеальных зрителей окажется хоть один человек, который будет видеть в произведении искусства не только шок.

 

- А для вас насколько приемлема работа на эпатаж?

- Само слово «эпатаж» имеет некий отрицательный оттенок. Если мы произносим его, то, значит, это уже плохо. Поэтому нужно либо какое-то другое слово подобрать, либо принять в расчет, что эпатаж не всегда имеет негативный смысл. И великое тоже бывает эпатажным. Это может вытекать из желания не утонуть в море похожего. Я хочу быть собой. Я хочу сделать автопортрет своего душевного мира. При этом мне хочется, чтоб меня узнавали. А точнее, чтоб я сам себя узнавал среди других. Отсюда доля некоторого стремления обратить внимание зрителя на себя. Я сейчас даже пример приведу. Это почти причта какая-то! Я шел по улице Челябинска. Сидела нищенка, абсолютно обычная старушка. Такие, как правило, просто стоят со стаканчиком в руках. А эта почему-то била в бубен, причем совершенно ужасно. Я в начале пытался распознать в ее игре хоть какую-то мелодию, но потом спросил у своего спутника: «Почему же она так ведет себя? На что она вообще рассчитывает?» На что получил ответ: «Она бьет в бубен не для того, чтобы у нее мелодия получилась, а чтоб обратить внимание прохожих, чтобы выделиться на фоне, возможно, миллиона таких старушек, которые держат стаканчик». Для этого же нужна в какой-то мере доля эпатажа и для художника.

 

ЗАКОН ВТОРОЙ. РУССКИЙ ПОЧЕРК

- Насколько вы себя чувствуете приземленным человеком?

- Знаете, я - приземленный человек, но я хотя бы это осознаю. И культивирую это, обозначаю себя как приземленного человека, через это я ищу выход в культуру и уже в высокие слои. Как говорится, грешу и каюсь, и снова грешу». Но опять же через культуру. Мне кажется, через нее все принимает более небесные черты.

 

- А вы занимаетесь культурой или искусством? Различаете для себя эти два понятия?

- Все чаще я их совмещаю для себя. Искусство является неотъемлемой частью культуры, а культура - это то, что придает искусству некий смысл, это то, как искусство функционирует в нашем обществе и создает, реформирует его. В культуре все интерпретируется. Всякий предмет приобретает дополнительное значение. И искусство питается этим, с одной стороны, а с другой - подпитывает такой процесс.

 

- Вот вы заговорили о своем почерке. А скажите, насколько возможно современному художнику России создавать произведения, которые имели отчасти национальную самобытность, этакий русский почерк?

Сложный вопрос. Во-первых, трудно определить, что же такое «национальное». Что это? Лапти и тому подобное?

 

- Ну, это уже опошленный временем образ.

- Да. Тогда что можно понимать под национальным? Н мне кажется, я знаю таких художников, у которых есть попытка показать русский взгляд на мир. Это Олег Кулик, Виноградов-Дубосарский и Звездочетов. Последние активно обращаются к нашей материальной культуре, используют ее образы, стиль.

 

- Вам не кажется, что Кулик сегодня - это в большей степени коммерческое искусство?

- Сейчас коммерческим можно считать Достоевского. Его фигура уже как клише расценивается. Что же до Кулика, то когда он не был куратором и не ходил с бородой на выставке «Верю», то он действительно представлял настоящее русское искусство.

 

 

ЗАКОН ТРЕТИЙ. ВРЕМЕННОЙ

- Возвращаясь к вашему проекту. Где-то в другом месте вы его представляли?

- Нет. Большинство моих проектов разовые. У меня нет времени их повторять. Мне надо всегда делать что-то новое и не зацикливаться. Если написал однажды картину, то она уже не твоя. Ты не станешь писать ее еще раз, если ты не Малевич.

 

- Какие свои перфомансы и инсталляции вы считаете наиболее интересными?

- Из того, что я делал в Самаре, по-настоящему мне нравятся две работы. Первая заключалась в том, что привязал себя к дереву, но на определенной высоте. Это была инсталляция, в которой я имитировал обряд инициации, свойственный сказкам, где мальчика или девочку лет в десять в лесу к дереву привязывают на съедение волкам. Но я привязан на определенной высоте, чтобы дать понять зрителям: дерево выросло вместе со мной, и я нахожусь здесь очень долго. В первую очередь, публику интересовала эта оторванность, ненахождение на земле. Вторая работа - это перфоманс «Смерть». Тогда меня на пляже закопали в песок. Потом пришли некие туристы и поставили прямо на мне палатку, жили своей жизнью. И зрители ждали, когда со мной что-нибудь произойдет, когда им скажут слово «конец».

 

- И сколько это все могло длиться по времени?

- Мои работы не привязаны ко времени. Я делаю все до последнего зрителя, так сказать. Я понимаю, что публику нужно брать не просто расположением предметов в пространстве, а тем, чтобы предметы взывали. Я могу сказать несколько напыщенно, но нужно, чтоб зритель чувствовал боль художника. Я жду неспокойствия со стороны публики, которое будет вызвано неким дисбалансом в понимании, когда представляется предмет искусства, который на самом деле является живым человеком.

 

- Зритель может в таком случае потребовать комментарий к такому дисбалансу.

- На самом деле искусство определяется не каким-то предложением, не тем, что я хотел сказать. Думаю, любой художник не хочет работать на смысловые комментарии. Я слышал такую фразу, что современное искусство безмолвно, поэтому его должны комментировать художники или критики. Мне кажется, что это совершенно неверная позиция. Искусство и раньше обходилось без комментариев, и сейчас сможет.

 

Анастасия БОГОМОЛОВА

 
КОММЕНТАРИИ

Notice: Undefined index: submit in /home/webmaster/www/gmetro.ru/razdel.php on line 221
Р.У. Эмерсон 08:24 / 03 сентября 2007

Я ненавижу цитаты. Скажи мне, что знаешь ты. (с)
Владимир Сорокин 07:19 / 03 сентября 2007

Отрывок из "Меяц в Дахау": "Скажите, это правда, что советская литература переживает сейчас довольно драматический период? -- И смотрит, как могут только немцы: доверчиво и с заведомым пониманием. Что, что мне ответить этому милому человеку? Что культурная ситуация в стране ужасна, а литературная чудовищна? Что наглость, нигилизм, невежество возведены в ранг не только достоинств, но и качеств, необходимых писателю для успешного продвижения по окровавленной литературной лестнице? Что вороньи стаи оголтелых негодяев от критики жадно расклевывают тело опрокинутой навзничь Русской Словесности? Что мое литературное поколение зажато между смертельными жерновами -- свинцовоголовыми фронтовиками-сталинистами и молодыми геростратами от литературы, рассматривающими Русскую Культуру в зловещем отблеске своей пиромании? Что за последний месяц я потерял трех своих лучших друзей? Что я изрубил топором пишущую машинку? Что мне снятся люди с гниющими головами? Что я не могу видеть вечером собственные руки? Что я боюсь комода? Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Бессмертный, помилуй нас."
 ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Автор  
Сообщение  
 
Опубликованные сообщения являются частными мнениями лиц, их написавших. Редакция за размещенные сообщения ответственности не несет.

Учредитель - Mediapolis Ltd. Газета зарегистрирована в Федеральной службе по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия, рег. № ФС 77-22460.
Адрес редакции: 454048, г. Челябинск, ул. Худякова, 10.
Тел./факс: (351) 260-98-03. Эл. почта: gazetachel@chel.surnet.ru
При использовании информации ссылка на GazetaChel.ru обязательна.

Cоздание сайта: «Экспресс Дизайн Групп»

 Вчера нас посетило: 446 человек